icq 308-531-675
Ник:
Пароль:
Запомнить
регистрация


Рекомендуем ознакомится


[Ваш материал здесь!]

Продукция тенториума
Наше богатство: пользователи
наша кнопка:
Апитерапия и Пчеловодсто.
  

Размышления над статьёй Фёдора Лазутина «Держать пчёл или водить»

Полностью текст статьи можно прочесть тут: Пчелы в радость Написал заголовок и задумался: с чего же начать? А начать решил с двух воспоминаний, навеянных прочтением вышеупомянутой статьи.

На заре своей пчеловодной карьеры, не имея достаточного опыта, я так постарался, вырезая лишние маточники после роения семьи, что лишил её матки вообще. Пчёлки мои, слава Богу, погибать не пожелали и, вопреки моим «стараниям», вывели себе новую матку. И мне и им повезло, что в гнезде был расплод соответствующего возраста. Это был тот случай, когда я говорю: «Пчёлки выжили не благодаря, а вопреки»…

Второе воспоминание более близко по времени, и на определение «воспоминание» даже не тянет: произошло событие три года назад. Километрах в восьми от моей пасеки, в деревне Ломки, несколькими годами ранее поселилась пожилая женщина, уроженка Питера, пенсионерка. Зиму живёт она в Северной Пальмире, лето – на исконной родине в деревне. Знал я о ней понаслышке. Знал, что она любит природу и животных. Знал, что деревенские жители, считают её, в некоторой степени, чудачкой. Знал, что есть у неё пчёлы. Общаться нам не приходилось до тех пор, пока однажды она не появилась у меня на пасеке.

Привела её нужда. Она пришла пожаловаться, что с пчёлками у неё не всё в порядке, и что она не знает, что делать. Дело было в начале мая, свободное время у меня имелось и, «не откладывая в долгий ящик», взял я инструмент, дымарь да одежду и поехали мы к ней в Ломки.

День был тёплый, солнечный и тихий. Неподалёку от дома стояли три улья. Несмотря на хорошую погоду, движение у летков в двух из них было редкое, как на просёлочной дороге. У третьего же не было вообще. Рядом с летком сидело несколько пчёлок и едва копошилось. С этого улья я и начал осмотр.

То, что обнаружилось в гнезде, надо было видеть. Пустые и полные мёда соты, соты с пергой, – всё частично в плесени (особенно перга), частично покрыто густой паутиной, сотканной восковой молью. И сама моль сновала тут и там, прячась от света, а в сотах ползали её личинки, и коконы располагались стройными рядами. Плесень на сотах, плесень на стенках гнезда, горы мусора в придонном пространстве. Не хватало в улье одного – пчёл. А расплоду не было вообще. Лишь горбатились кое-где ячейки с трутневым расплодом, как памятники погибшей матке и погибающей семье.

Две другие семьи были в чуть лучшем состоянии. В них, по крайней мере, были матки, всё остальное – почти как и в первой. И в обоих гнёздах был мёд. Много мёда. Даже очень много, на удивление.

Не стану утомлять читателя подробностями. Скажу только, что я навёл возможный порядок в двух последних семьях, третью же под конец расформировал, отнеся подальше, вытряхнув оставшихся пчёлок на лист фанеры и убрав в дом все соты. Уже час спустя можно было заметить, что движение у летков стало поактивнее. Пчёлки начали приходить в себя.

Назавтра я приехал проверить что как, и был приятно удивлён: в одной семье, визуально, всё встало на свои места, во второй жизнь тоже налаживалась.

Прочитал написанное и подумал, что уже этого было бы достаточно для комментария. Человек думающий всё поймёт, во всём разберётся и сделает соответствующие выводы. И, тем не менее, продолжу, поскольку хочется обсудить некоторые аспекты подробнее.


Статья Фёдора Лазутина попала мне на глаза случайно. Один из посетителей пчеловодного форума (ОПФ) написал мне о своём желании заняться пчеловодством и о экопоселении «Ковчег», что в Калужской области, попросив высказать своё мнение об этом проекте.

Мнение своё я вкратце ему высказал и пожелал успехов в начинании, полезном во всех отношениях. Ответить-то ответил, но продолжала беспокоить некая недосказанность, сомнения в том, что следовало бы сказать больше и более конкретно. Надеюсь, что в этой статье я сумею, в определённой степени, устранить эту недосказанность.


Мёда в России производилось действительно много. И на экспорт его хватало. Крупная пасека давала столько мёда, что его одного было достаточно на годовой экспорт в ту же Англию. Примером такой пасеки может быть нередко упоминаемая Лебединская дача в киевском Полесье. Там бортники платили оброка 2400 пудов мёда. Налоговая система при жестоких князьях и царях, не в пример нынешним власть имущим демократам, предполагала отбор в пользу государства лишь «десятины». Следовательно, они получали в этой даче не менее 24000 пудов мёда. Таких дач в России тех времён, по сообщению Н. М. Витвицкого, насчитывалось не менее тысячи. Правда «от пуза» мёд тогда ели далеко не все, как и сейчас, впрочем.

Не в стародавние времена, а даже на моей памяти в редком крестьянском домашнем хозяйстве не стояло несколько ульев. Это было обычно, как обычны были куры, разгуливавшие по пыльным улицам и гоняемые с огородов, притягивающих их, как магнит. И если повывелись в деревнях пчёлки, то не на откуп специалистам были отданы они, а остались только у увлечённых и любящих людей. Редко кто отказывался от пчёлок по лености, хотя отказаться «во времена оны» пришлось от многого: и от коровок-кормилиц, и от садов фруктовых. Да что там садов! – От пары яблонь в огороде пришлось отказаться. Кому более пятидесяти – те времена помнят. О колхозных пасеках, «планах их расширения» и «валовом сборе мёда» говорить не стану, поскольку это отдельная тема. Замечу только, что и там было немало энтузиастов своего дела.


Организаторы экопоселения «Ковчег» в своих программных документах декларируют принципы, за которые я готов голосовать обеими руками. Да и кто может быть против принципа: «Всё только естественное и натуральное». Если деятельность их не противоречит Основному закону – честь им и хвала. Пусть таких поселений будет больше. Но давайте о пчёлах, поскольку нас интересуют именно они.

В статье Фёдора Лазутина… (Некрасиво как-то звучит, но отчества, к сожалению не знаю, а сказать «пчеловода Лазутина» – обидеть автора. Ведь именно отказ от «вождения» он и декларирует). Так вот. В статье, наряду с похвалами, комплиментами и благодарностями пчеловодам, как приговор звучит вывод: они – детища системы и могут мыслить только в рамках этой системы.

Фёдор. Позвольте Вас так назвать, поскольку я человек пенсионного возраста, а удобства такого обращения очевидны. Утверждение Ваше далеко от истины. Не спроста же тут и там можно услышать фразу: «Сколько пчеловодов – столько и мнений». И Ваше мнение я уважаю в той же степени, в какой уважаю мнения П. И. Прокоповича, А. М. Бутлерова, А. С. Буткевича, А. Е. Титова и многих других известных пчеловодов.

По поводу некоторых работ, вкратце упомянутых в Вашей статье, могу сказать только, что далеко не все и не всё обязательно делают. Сторонников свободного роения ничуть не меньше, чем противников его. Тема эта постоянно обсуждается на пчеловодных форумах, но я как был сторонником роения, так и остался, а один из моих друзей как делал отводки, так и делает. А маточники вырезают как при создании отводков, так и в том случае, когда на пасеке свобода роения, и именно после него. Маточники можно, конечно, не вырезать, но тогда крайне высока вероятность того, что семья изроится и не только не даст излишков мёда, но и себе на прокорм не соберёт, а в некоторых случаях просто погибнет. Трутней пчеловоды, разумеется, не давят. Не такие уж мы кровожадные. Трутневый расплод, однако, вырезают и совсем не потому, что жалко мёда, ими съедаемого. Просто именно в ячейках с трутневым расплодом собирается наибольшее количество самок клеща варроа и подобное «варварство» – один из способов борьбы с этим насекомым. Об этом клеще слыхом не слыхивали не только в XVII веке, но и до середины прошлого. А он прекрасно ассимилировался в России, и Ваши края не исключение. Не борись с ним – и в течение трёх лет пасека сойдёт «на нет». То же касается и лекарств от прочих болезней. Я открываю книгу «Пчеловодство» 1947 года. Раздел "Болезни пчёл", стр.192. Что же мы видим? Пара гнильцов, нозематоз, акароз (акаропидоз) и вездесущая восковая моль. Всё. Мыши, муравьи и птицы – не в счёт. А теперь, если будет желание, посмотрите на эту страницу моего сайта Что мы видим? Около пятидесяти болезней. С частью из них пчёлки в состоянии справиться сами, была бы семья сильная, с некоторыми не справятся никогда и погибнут. Сегодня мы живём в очень тесном мире. От проблем, а болезни – тоже проблемы, не спрятаться и на необитаемом острове, тем более – на двухстах гектарах в центре России.

Система вождения с минимальным количеством вторжений в жилище пчёл не нова. И разработали её, с разными нюансами, именно пчеловоды, и именно для тех, кто по разным причинам не может часто бывать на пасеке или жить на ней как я, например. Описание подобного метода можно посмотреть здесь.

Улей, предлагаемый Фёдором Лазутиным, не является откровением, о чём, собственно он и сам говорит. В общем, это обычный улей-лежак (только не на 24, а на 25 рамок почему-то, но это не существенно). Обсуждать его не буду. О различных типах ульев, их достоинствах и недостатках желающие могут посмотреть на этой странице.

Рамка же получается «комбинированной», а у пчеловодов называемой "длиннорусской". Ширина её взята со стандартного лежака, а высота – с украинского (только опять не 435, и не 450, а 460, что тоже, в общем, не существенно). Некоторые доводы, приводимые автором статьи вполне логичны. Именно малая высота рамки является одним из недостатков как улья Дадана, так и лежака. Но предлагаемая рамка, а предлагалась она неоднократно, и не только Фёдором Лазутиным, а и другими пчеловодами, и давно, и в разных конструкциях ульев, имеет, наряду с определённым преимуществом, свои немаловажные недостатки. И главным, применительно к улью Фёдора Лазутина, я бы назвал технический. Ульи других конструкций предполагают наличие магазинов, из которых и откачивается мёд. Откачка мёда из нестандартных гнездовых рамок не предполагалась конструкторами её – только из магазинов. Подобную рамку невозможно откачать в стандартной медогонке. А кроме того:
- менее прочное прикрепление сотов к планкам, хотя сами планки можно сделать толще;
- плохая отстройка сотов по низу рамок (явление нередкое даже при рамке 435Х300);
- появление на них плесени зимой;
- сложности при осмотрах и чистке дна, обязывающих выемку сотов;
- проблемы с поддержанием оптимальной температуры в ранне-весенний период.

Короткие реплики по поводу принципов работы с пчёлами по пунктам.

Полностью согласен с автором статьи, что нельзя отбирать у пчёлок две трети мёда, заменяя его сахаром. Может быть, это кто-то и делает. Может быть, кто-то даже советует. Но делают и советуют люди жадные и любящие не пчёлок, а мёд. Точнее – «медовые» деньги. Прокомментировать подобные действия могу старой мудростью: «У жадного пчёлы не водятся». Однако с утверждением автора «…ни в коем случае и ни при каких обстоятельствах…» категорически не согласен. Почему?

Обстоятельство первое. Год неудачен, и пчёлки не сумели собрать достаточное количество корма на зиму (то, что не собрали для пчеловода – не беда). И у обычного пчеловода, и у жителя экопоселения будут только два варианта: либо подкормить семью сахарным сиропом и, пусть с некоторыми издержками, сохранить пчёлок, либо не подкармливать и погубить. То же в подобной ситуации касается «канди», если пчеловод о проблеме узнал слишком поздно. Осы, к примеру, разворовали.

Обстоятельство второе. В конце медосбора было много «пади». Пчёлы принесли её в улей и будут использовать этот корм, причём в начале зимовки. Вариантов, как видите, опять два. Не замени мёд сахаром (в этом случае дальновидные пчеловоды мёд, собранный в начале сезона, убирают «про запас», а осенью, при необходимости, зименяют им тот, что имеет в своём составе падь), – и семья обязательно опоносится и погибнет.

Обстоятельство третье (возникающее исключительно по вине пчеловода во всех аспектах). Семья больна и необходимо дать ей лекарство. А на дворе ранняя весна. А мёда нет. Съели. Или пожадничали и продали весь. Можно и не лечить, «положась на авось», а можно скормить небольшое количество сахарного сиропа с лекарством. Количество это невелико – 250-300 мл два-три раза.

Совет как можно реже вмешиваться в жизнь пчелиной семьи даёт любая, подчёркиваю, ЛЮБАЯ книга по пчеловодству. Утверждение же о том, что стремление пчёлок к роению заставляет пчеловода «… вырезать маточники и еще более активно пользоваться дымарем», может вызвать лишь улыбку. Дымарём пользуются всяк по своему и никогда сверх меры, а вот маточники для предотвращения роения не вырезает никто. Бессмысленное и не дающее результата занятие.

«Забирать мёд только один раз – осенью…» очень хорошо, особенно в Калужской области или у нас в Ярославской. Но там, где ежедневные приносы нектара составляю 5-8 (а ведь есть и больше) килограммов в день, от этого правила заставит отступить необходимость.

Я тоже, как уже упоминал, сторонник роевого размножения, но если у меня есть прекрасная матка – сам Бог велел получить от неё дочерей, с надеждой, что они будут не хуже мамы. Деградация же в большей степени вероятна именно при свободном роении. Спросите почему? – Никакого парадокса. А потому, что если в определённой местности не появится завозная матка, «свежая кровь», то через некоторое время все пчёлы и трутни окажутся братьями и сёстрами. В изолированном пространстве инбридинг перерастёт в инцест, и тем раньше, чем меньше территория этого пространства. Справедливости ради скажу, что это с той же степенью вероятности может произойти и при создании отводков, если вовремя не "подливать свежую кровь", т.е. не обновлять генофонд.

«На зиму оставлять мёда с избытком, не жадничать». Браво! Поддерживаю и призываю!

Не таскать ульи в зимовник не всегда представляется возможным. Причиной тому могут быть и малоснежные зимы (с чем можно справиться посредством всевозможных укрытий), и безлюдные (не считая бродящих в поисках добычи двуногих) места.


Давайте подытожим сказанное. Идея экопоселений притягательна по многим причинам, в том числе и морально-этическим. Лозунг «Вперёд назад» живуч и будет жить до тех пор, пока существуют люди, стремящиеся уйти от стремительного прогресса, несущего человечеству немалые удовольствия и великое зло одновременно. В этом смысле, да простят меня служители церкви за вольность, они могут быть альтернативой для тех, кто хочет, хотя бы частично, уйти от мирской суеты и нездоровой жизни, но не готов идти в монастырь.

Вместе с тем, меня настораживает позиция Фёдора Лазутина в отношении полного (или почти полного) невмешательства в жизнь пчелиной семьи. Я начал статью с воспоминаний, и получилось, что не спроста начал. Два примера. Две крайности. Вывод напрашивается сам: необходим симбиоз этих позиций. Жизнь никогда не бывает чёрно-белой, в отношении общения с пчёлками – тоже. Первое, что должен сделать начинающий пчеловод – это полюбить своих питомцев. Если же любви нет – не стоит даже начинать, всё равно ничего путного не получится. Опытным-то пчеловодам этого объяснять не надо. Не даром они, связав однажды с пчёлками свою судьбу, не бросают их до конца.

Желаю всем доброго мёда.


Новиков Вениамин Борисович

Сайт «Пчелы, цветы и здоровье»

bestbees.ru


E-mail:apitherapy2005@narod.ru


© Данная статья является авторской статьёй книжной серии "Пчелы, цветы
и здоровье" . Любое использование её разрешается только с согласия автора.



Материал предоставил: ded77 (Новиков Вениамин Борисович), 2008-11-06 02:02:25, просмотрено: 12922 раз(а).
Автоматизация наблюдения за пчелиной семъей. >>>
 
© 2008 "Доктор Би" - социальная сеть о пчеловодстве, продуктах пчеловодства, мёде, прополисе, пчелином яде, перге, воске, лекарственных средств на их основе и применении в медицине (Апитерапии).


  Rambler's Top100
Главная | Апитерапия | Пчеловодство | Тенториум | Пользователи |